zeftera.ru.

Конституцию возвратили под Трибунал

трибунал Первый раунд конституционального разбирательства насчет политреформы-2004 закончился.

Спереди — прикрытые совещания и приговор КСУ. И, невзирая на весь пессимизм властей, будущее страны проступает очень неясно.

Подняться, трибунал проходит!

Мысль снабдить В. Януковичу права примера перспектив Леонида Кучмы за несколько лет получила у партии власти характер назойливой. После нескольких «проколов», включая неприятности принятия нового законопроекта о референдуме, главные действия верных главе страны парламентариев сконцентрировались на отмене политреформы-2004 за счет Конституционального трибунала. Основные объяснения власть богатых не сильно оригинальны и целиком прогнозируемы. Правовая сторона вопроса приходится на замечания союзников аннулирования законопроекта №2222-IV насчет того, что в начале декабря 2004 года он был одобрен с значительными нарушениями (к примеру, директор фракции ПР высчитал таких 3 с половиной десятка). А «морально-политический» нюанс подкрепляется напоминаниями о том, как переназначение прав посеяло упадок предшествующих лет, и надеждами добиться гарантированной устойчивости императивной системы, возвратив старые требования игры.

К разбору проблематичного вопроса союзники отмены реформы пришли, в случае если не во всеоружии, то, как бы там ни было, хорошо приготовленными. Состав КСУ претерпел перемены. При этом с учетом того, что уложившие права арбитра раньше играли против «подушного» развития коалиции, не трудно догадаться, что совсем уж «косметическими» эти перемены не считаются. Тем временем сообщество настоятельно уверяют в верности императивной позиции. В конгрессе, в Минюсте, на Банковской не ленятся напоминать: законопроект «4 двойки» был одобрен в осмотр нужной операции, на что не раз показывали азиатские институции.

При этом ряд сторонних событий вызывает массу вопросов. И главные в их числе, наверное, затрагивают сроков предъявления жалоб (в быть главой В. Ющенко «регионалов» куда как меньше волновала судьба реформы) и состава каркаса критиков. Стоит допустить, что не опубликованный доныне перечень из 252 парламентариев, записавших представление, имеет не одно имя из среды «подписантов» примера 2004 года. Тогда, напоминаем, за политреформу отдали голоса 402 народных ставленника, включая и «нынче действующих» либо делегированных во власть «регионалов», коммунистов, «литвиновцев» и прочих коалициантов. Сильную модификацию взглядов политики, преимущественно, пытаются не прокомментировать, если и аннотируют, то делают это достаточно необыкновенно. Так, к примеру, коммунисты, собственные подписи под зрелищем объяснили не отрицанием от бывшего соображения, а стремлением привнести особую четкость в картину. «Продолжая защищать позицию потребности общественно-политической реформы, мы и приняли решение, чтобы трибунал установил точку. Помимо CS никто сегодня не в состоянии определиться касательно того, что у нас происходило в 2004 году», — уверен Петр Симоненко, который в 2004 году дал собственный голос за законопроект «4 двойки».

Какой будет «точка», которую должен установить Конституциональный трибунал, пока допустить непросто. Судя по направлению транслировавшегося в прямом эфире открытого совещания, 23 октября со стороны членов КСУ прозвучали логичные вопросы и были высказаны более логичные опаски. И большую роль в их числе играет объект внимания арбитра В. Шишкина: «Вы размышляли о вашей предстоящей работы насчет того, а что делать с действующим законодательством, которое не будет отвечать конституциональным положениям?». Готового решения на данный вопрос у народных ставленников не было. Не способны рассуждать на неловкую тематику и на Банковской. «Мы не желали бы, прежде всего, предсказывать решение трибунала, а во-вторых — давать ответы на вопросы о последствиях до его объявления. Это было бы неправильным по отношению как к народным парламентариям, так и к почитаемым участникам Конституционального трибунала», — отказалась озвучивать вероятные возможности зам. главы АП Ирина Лукаш. Аналогичная застенчивость может разъясняться многими условиями: и сдержанностью представителей президентского стана, и их неготовностью делиться проектами на будущее, и, кто знает, вероятно даже, неимением некоторых проектов. Так как по сути, сегодня немногие дерзает предсказать вероятные результаты решения Конституционального трибунала.

Неясные времена

Совместного соображения насчет возможного решения конституциональных арбитров ни в общественно-политической, ни в экспертной среде, на данный момент нет. Союзники мысли отмены реформы считают, что КСУ не в состоянии оставить без интереса нарушения операции: главные расположения в конечном итоге принятого законопроекта не прошли обкатку в КСУ (собственное заключение арбитра давали насчет ориентировочного вида поправок к Главному закону, не все в числе которых в конечном итоге вошли в Основной законопроект), к тому же принималось неоднозначное решение в рамках пакетного голосования (однако это, скорее всего, ремонтный вопрос). С иной стороны, напоминают заступники политреформы, не все в числе которых считаются приверженцами текущей оппозиции, оценивать такие вопросы арбитра отказывались. Так, в начале февраля 2008 года, отзываясь на одно из «антиреформенных» представлений нардепов, КСУ объяснял, что расценивать неконституционность утверждений законопроекта «4 двойки» незаконно, так как речь проходит не об стандартном законе. «Со вступлением в действие законопроекта №2222-IV его расположения, обжалованные типом права на конституциональное представление, считаются практически положениями Конституции Украины», — постановил трибунал. Тогда, впрочем, КСУ отказался от рассмотрения вопроса по «технологической» причине — если говорить не о положениях точного законопроекта, означает, «реквизиты» жалоб парламентариев ошибочны. Сию секунду «реформенные» жизнелюбцы продолжают надеяться на бывшее доказательство и развивают мысль КСУ далее: признание неконституционной Конституции на теоретическом уровне звучит нелепо.

Невзирая на все веры союзников реформы, в 2010 году арбитра все же принялись за неприятность, которая их ранее не воодушевляла. Пессимистически настроенные оппоненты текущей власти допускают,что со сменой управления страны могут измениться и взгляды членов КСУ, решение которого полностью и обжалованию не пригодно. Однако что вполне может быть после того, как трибунал утверждает правду правдолюбцев из конгресса, в настоящее время, похоже, никто не знает. Можно разрешить, что предоставлять предельно точный ответ Конституциональный трибунал не будет. Иначе, считают оппозиционеры, речь может пойти о превышении прав и подобии узурпации власти, которые вряд ли найдут осознание в Европе. Так или иначе, конституциональные арбитра могут поделиться холодными советами, однако не в состоянии писать законы за народных парламентариев. Следовательно, основной груз вероятных перемен войдет на плечи парламентариев.

По сути, стандартных видов поворота событий после гипотетичного признания «двоечного» законопроекта не аналогичным Конституции, 2. Первый план представляет объективную аннуляцию политреформы и автоматическое вступление в действие Главного законопроекта примера 1996 года. Согласно заявлению специалистов, устройств для снабжения таких требований нет. Но в случае если разрешить его вероятность — иллюстрация проступает увлекательная. Страна откатывается в дореформенные времена, буква закона не отвечает действующей Конституции, права лучших по общепризнанным меркам 2004 года главы и конгресса — также не отвечают Конституции, а в то же время, по старым требованиям, выбирать следующий состав ВРУ предстоит не весной 2012 года, а осенью 2011-го — в последнее воскресенье мая 4-го года прав Высшей рады…

2-й, более возможный вид, в помощь которого, помимо других, говорил председатель, состоит в том, что Конституциональный трибунал, признавая прежние нарушения, в какой-то фигуре может заставить нардепов «поправить свершенное» и привнести перемены в КУ легальным маршрутом. Как следствие, перед парламентариями открывается надежда пройти по всем шагам нормальной операции: предварительно перемены на одной сессии одобряется элементарным многими голосов, затем, после оценки КСУ, новая модификация внедряется в действие конституциональным многими «за» народных ставленников. Невзирая на то, что такой вид смотрится более милующим и правомочным, предсказать его результаты также сложно. Основной вопрос, который появляется: по какой Конституции страна будет жить до этапа принятия свежих общепризнанных мерок — «древней» либо «новой»? 2-й вопрос: какими будут эти перемены? Смотря на энергичность представителей коалиции и провластных адвокатов трудно поверить в то, что они все вместе возьмутся за легитимизацию требований 2004 года. Но в случае если Основной законопроект будет-таки повернут «назад» более легальным маршрутом, автоматом появится следующий вопрос: какие будут права главы страны, правительства и конгресса с принятием конституциональных перемен? А самое главное, будут ли претендовать на эти права текущие ставленники народа с учетом того, что законопроект обратной силы иметь не должен, а нормы 2004 года могут быть оглашены за пределами законопроекта? Большое количество экспертов (в числе которых и «отец Конституции» В. Мусияка) сходится на том, что, в случае таких смен, вопрос о ранних отборах всех и вся будет сам собой: свежие требования — свежие игроки. При этом, бесспорно, многое находится в зависимости от аккуратности целей творцов возможных перемен. Не напрасно так как среди вероятных сценариев у специалистов пользуется известностью вид, в котором «скидки» будут написаны, предположим, в переходных положениях. К примеру, продление прав своевременного состава ВРУ на 3 года (в большинстве случаев допускают, что до 2015-го). Такой пункт смотрится в особенности разумно в случае, в случае если любителям перекраивания Главного законопроекта потребуется скопить священные 300 голосов. В настоящее время их у коалиционеров нет, однако кто знает, какими будут способы убеждения…

В ином же случае — в случае если отсутствующие «за» покажут настойчивость — непросто представить себе масштабы вероятного беспорядка. Так как тогда государству надо будет жить в обстановки, сродни юридическому коллапсу, о котором говорит «регионал» Сергей Головатый. Тогда можно разрешить, что Основной законопроект синхронно есть в 2-ух вариантах, и все желающие постараются понимать интересующие их нормы на свое решение. Кто тому будет виной — сообщить непросто. Список вероятных кандидатов обширен: от тех, кто в горячке избирал в начале декабря 2004 года, до тех, кто в настоящее время пошел не классическим маршрутом перемен Главного законопроекта, а отважился «исцелять» Конституцию ампутацией, может быть, в вере, что необходимые нормы увеличатся сами. Однако пока особое внимание будет приковано к КСУ — 18 адвокатам, которым предстоит выплеснуть решающий для страны приговор.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *